^наверх
Июль 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Видеорегистраторы из Китая можно купить здесь

Новости

Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции РФ положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ

31 марта 2011 года Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ, поскольку оно предполагает, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, если эти действия осуществляются без соответствующей лицензии, а сами специальные технические средства разработаны и предназначены именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей конституционные права личности.

Справка

Частью 3 ст. 138 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

К таким специальным техническим средствам относятся, например, приборы для негласного получения акустической информации, визуального наблюдения, прослушивания телефонных переговоров. Свободный оборот таких специальных устройств запрещен федеральным законом, использовать их вправе только сотрудники правоохранительных органов и спецслужб в ходе оперативно-розыскной деятельности. Разработка, производство, реализация и приобретение специальных технических средств могут осуществляться исключительно на основании лицензии, выдаваемой ФСБ России.

История вопроса

1. Предприниматели из Петропавловска-Камчатского С.В.Капорин, из Коми Ц.И.Соловьев и житель Костромы С.В.Миронов обвиняются в незаконном приобретении и продаже устройств видеонаблюдения, закамуфлированных под бытовые предметы (шариковые авторучки и пульты авто-сигнализаций со встроенными видеокамерами и микрофонами). Предприниматели специализируются на розничной торговле техническими устройствами. Спецсредства они купили в свободной торговой сети и продавали в магазинах. Гражданин С.В. Миронов приобрел эти устройства через интернет также для последующей продажи. Все трое привлечены в качестве обвиняемых по уголовным делам в 2010 году.

2. Предприниматель из Зеленограда И.В.Коршун занимается производством профессиональной ауди- и видеозаписывающей техники. 10 февраля 2000 года за незаконное производство и продажу устройства дистанционного акустического контроля он был приговорен к штрафу в размере 200 МРОТ. Устройство обладало высокой чувствительностью, было закамуфлировано и могло быть обнаружено только с помощью специальных средств. Оно предназначалось для контроля срабатывания системы охраны (квартиры, офиса) и получало акустическую информацию.

3. Житель Архангельска А.Г.Трубин 22 мая 2008 года приговором мирового судьи был осужден к 1,5 годам лишения свободы условно. Суд пришел к выводу, что изготовленные А.Г.Трубиным устройства (четыре радиомикрофона, смонтированные в футляре от губной помады) входят в перечень специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в ходе оперативно-розыскной деятельности. Для производства и сбыта таких спецсредств необходимо наличие соответствующей лицензии, которой у А.Г.Трубина не было. Жалобы заявителя были оставлены без удовлетворения, и приговор вступил в силу в январе 2010 года.

Позиция заявителей

Заявители полагают, что оспариваемая норма в силу своей неопределенности предоставляет правоприменителю необоснованно широкие пределы усмотрения. Отсутствие в ней четкого понятия специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, признаков и критериев отграничения от технических средств, разрешенных к обороту; позволяет любой прибор для получения, передачи и регистрации информации отнести к предмету преступления. Гражданину же отсутствие определенности, ясности и конкретности предписаний, не позволяет предвидеть последствия своих деяний, отграничить правомерное поведение от противоправного.

Тем самым, по мнению заявителей, нарушаются конституционные принципы равенства и справедливости, а также их конституционные права, в том числе на свободу информации и на судебную защиту.

Позиция Суда

Конституционные права личности на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища находятся под особой защитой Конституции. При этом хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Соответственно, сбор информации, сопряженный с нарушением этих прав, также не допускается.

Исходя из этого, федеральный законодатель определил законные основания производства, сбыта и приобретения специальных технических средств, предназначенных именно для негласного получения информации. Установлены также меры юридической ответственности, в том числе уголовно-правовые санкции, за незаконный оборот спецсредств.

Федеральный закон запрещает свободный оборот таких спецсредств, с помощью которых легко нарушить гарантированные Конституцией права граждан. Он устанавливает обязательность лицензирования их производства, приобретения и сбыта и допускает их использование лишь в процессе осуществления предусмотренной законом оперативно-розыскной деятельности.

На основе федеральных законов Правительство определяет перечни таких спецсредств, их свойства и признаки, что позволяет отличать их от обычных устройств, рассчитанных на бытовое применение. Одним из главных критериев при этом являются специально приданные спецсредствам нужные качества (проведена техническая доработка, камуфлирование) именно для тайного, неочевидного получения информации лицами, не имеющими на то законных оснований.

Соответственно, при привлечении лица к уголовной ответственности должен быть установлен не только сам факт производства, сбыта или приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, но и доказана противозаконность соответствующих действий и наличие умысла на их совершение.

Таким образом, предусмотренная ч. 3 ст. 138 УК РФ уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные Конституцией РФ.

Именно в таком смысле положение ч. 3 ст. 138 УК РФ признано не противоречащим Конституции России. Следовательно, исключено любое иное его истолкование в правоприменительной практике.

Решения по делам заявителей, основанные на данном законоположении в истолковании, расходящемся с установленным Конституционным Судом РФ конституционно-правовым смыслом, подлежат разрешению в определенном законом порядке.

По материалам сайта Конституционного Суда РФ

www.ksrf.ru

© Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики